September 16th, 2021

Ежовщина в Курмышском районе

С.А. Смирнов, член Союза журналистов России

Партийно-коммунистический террор в СССР осуществлялся на протяжении нескольких десятилетий непрерывно. Как говорится, нет у революции конца. Однако это не равномерное течение, ему были присущи бурные и относительно спокойные периоды. Пики репрессий имели место в 1918, 1930 и 1937 годах.

У кровавой чистки 1937 года также был свой "апофеоз" - операция НКВД по приказу № 00447. Инициатором этой бешено-истребительной операции был сам Сталин, соответствующее решение утвердило Политбюро ЦК ВКП(б) в начале июля 1937 г. А менее месяца спустя на столы начальников областных и республиканский управлений госбезопасности лег и сам знаменитый ежовский приказ.

В оперативном приказе № 00447 предписывалось очистить страну от антисоветских элементов за четыре месяца. Органам на местах давались полномочия самим выносить смертные приговоры, для чего формировались особые тройки в составе начальника УНКВД, секретаря обкома партии и прокурора области. На места спускались контрольные цифры репрессий по 1 и 2 категории (расстрел, 8-10 лет лагерей).

Это была грандиозная кровавая чистка, призванная раз и навсегда покончить с самыми злостными врагами народа. К таковым относились кулаки (зажиточные крестьяне), священники, бывшие царские чиновники, офицеры и полицейские и так называемые "уголовники" - в основном те же крестьяне, имевшие судимость чаще всего по 61-й статье УК РСФСР (невыполнение государственных поставок и заданий).

Операция, на чекистском жаргоне именуемая "кулацкой" (по самой массовой целевой группе) стартовала 5 августа. Но со временм сроки ее были отодвинуты, а лимиты увеличены. В Горьковской области последние приговоры "троек" состоялись в феврале 1938 г., то есть операция заняла чуть более 6 месяцев.

В ходе нее было чекисты арестовали свыше 9000 человек, из них более 3000 человек было расстреляно.

Приведенные цифры основаны на выборке из областной Книги памяти жертв политических  репрессий. Книга же далеко не полна, а следовательно и цифры нельзя считать окончательными, на деле они существенно больше.

В самом областном центре и каждом из 60 районов области операция по приказу 00447 протекала по одним и тем же правилам. Жертвы арестовывались на основе учетных материалов, несколько недель продолжалось следствие, как правило, с применнеим пыток, затем составлялся протокол с передачей его на "тройку", послпе чего та рассматривала дело (часто коллективное, до несколько десятков фигурантов) без присутствия обвиняемого. И в течение считанных минут выносила приговор - расстрел или 8-10 лет лагеря.

Процедура напоминала конвейер. Никаких апеляций, пересмотров, помилований. Приговор приводился в исполнение почти немедленно.

Публикуемые ниже документы иллюстрируют сказанное на примере одного из дел Курмышского райотдела НКВД (начальник - И.Ф. Горбунов). По нему проходило 33 жителя района, из которых 22 были расстреляны, остальные 11 получили "десятку" (10 лет ИТЛ). Дело именовалось "делом контрреволюционной повстанческой террористической организации", всех его жертв объединяло прошлое - то или иное прикосновение к антибольшевистскому восстанию в Курмышском уезде в сентябре 1918 года.

Однако это прошлое было лишь отяглчающим обстоятельством, основой же обвинения было мнимое участие в заговоре с целью свержения советской власти, для чего в районе будто бы была создана "повстанческая организация".

В 1957 г. при Хрущеве в процессе пересмотра дела органами прокуратуры и военного суда, все это было признано "липой", приговоры "тройки" были отменены, а дело прекращено за отсутствием состава преступления. Жертвы были реабилитированы, правда, в основном, посмертно.

Итак, документы свидетельствуют.