zaton50 (zaton50) wrote,
zaton50
zaton50

Category:

Курмышское восстание

Трагедия вековой давности, возвращенная из забвения

В начале сентября 1918 года в Курмышском уезде, расположенном на стыке Симбирской и Нижегородской губерний, грянуло антибольшевистское восстание. По своим масштабам и политическим последствиям оно имело ничтожное значение, по количеству жертв – огромное. Стремясь преподать урок всем непокорным, каратели в течение нескольких месяцев расстреляли до 1000 человек. Впоследствии советская власть и официальная историография постарались уничтожить память о трагедии, постигшей жителей Курмышского края. Мы попытаемся воссоздать канву и смысл событий вековой давности.

События в Курмыше (ныне — Пильнинский район Нижегородской области) надо рассматривать в контексте вооруженной борьбы, развернувшейся летом 1918 года как в Среднем Поволжье, так в стране в целом. Брест-Литовский мир, насаждение коммунизма, взятый большевистским руководством курс на разжигание гражданской войны в городе и деревне с целью насильственного подавления оппозиции со стороны разных слоев населения и в особенности трудового крестьянства привели к эскалации социально-политического конфликта, масштаб которого непрерывно рос. Территория, подпавшая после переворота 7 ноября 1917 года под юрисдикцию ленинского совнаркома, сужалась. Германский рейх по условиям его кабального мира с большевиками оккупировал Украину, Крым, Белоруссию.

После восстания казачества большевиков прогнали из Донской области.  Конфликт наркомвоена Льва Троцкого с Чехословацким корпусом бывшей Русской Армии, который большевики в угоду союзникам-немцам попытались разоружить с целью предотвращения его эвакуации через Сибирь на европейский театр мировой войны, привел к антибольшевистским восстаниям в Поволжье и захвату чехословацкими частями и белогвардейскими отрядами 8 июня – Самары, 22 июля – Симбирска, 7 августа – Казани. В Самаре был сформирован Комуч - Комитет членов Учредительного собрания, образовалось правительство – Совет управляющих ведомствами во главе с Е.Ф. Роговским и Народная армия, ударной силой которой стал отряд полковника Генштаба Владимира Оскаровича Каппеля.

В конце августа линия фронта проходила по правому берегу Волги от Хвалынска до Казани. Между тем, войска красного Восточного фронта готовились перейти в контрнаступление, направив против Поволжской народной армии, которой командовал полковник Станислав Чечек, 5-ю армию П.А. Славена, а против Симбирска – 1-ю армию М.Н. Тухачевского [1].

В это время в Курмышском уезде, лежавшем в прифронтовой полосе, и вспыхнул мятеж. Недовольство советской властью здесь зрело давно. Политика классовой розни, чрезвычайные налоги, произвол местных комиссаров и чекистов настроили курмышан против большевиков. Масла в огонь подлила принудительная мобилизация. Штабу Восточного фронта, с 18 августа свившего гнездо в Арзамасе, требовалось все больше пополнений. Как докладывал Мобилизационный отдел 1-й Революционной армии, первая попытка поставить людей под ружье, назначенная в Курмышском уезде н 10 августа, была сорвана: на призывные пункты почти никто не явился. Уездный военком Рудаков лишь разводил руками. На 31 августа по уезду был объявлен новый набор численностью в 3000 человек, для «содействия» военкому был придан отряд красноармейцев с пулеметом [2]. За отказ явиться на сборные пункты теперь полагался расстрел, что не было пустой угрозой. Заметим в этой связи, что в то же самое время в Арзамасском уезде ЧК на Чехословацком фронте во главе с М.Я. Лацисом (Судрабсом) чинила жестокие расправы над всеми, кто уклонялся от мобилизации или протестовал против нее. И такое, видимо, происходило повсеместно. Недовольство большевиками достигло критической точки.

Мятеж в Курмыше начался в ночь на 2 сентября. Ядро восставших составила молодежь, среди которой преобладали демобилизованные офицеры. Среди повстанцев были даже члены местного исполкома. Чувашский краевед И.Я. Данилов сообщает, что еще в августе в Курмыше зрел заговор с целью восстания, и его организатором был штабс-капитан (?) Норенберг, будто бы посланный накануне в Курмыш "из ставки В.О. Каппеля". Через бывшего лесопромышленника Саверкина, пишет Данилов, его сыновей, царских офицеров (?), "каппелевский эмиссар" еще задолго до этого поддерживал связь с противниками большевиков [3]. В этих данных много фактических ошибок, но в целом они верно передают атмосферу в курмышском крае.

Местом сбора восставших была Стрелецкая слобода (окрестность Курмыша), откуда «вооруженная масса» двинулась в город. Повстанцы захватили арсенал, атаковали воинскую казарму и караульный пост, помещавшийся в Тихоновской школе. Потери были с обеих сторон: у повстанцев – Королев, Логинов, Подлекарев, у красных – Сидоров и Бельчик, латыш [4].

Справка. Логинов Владимир Сергеевич. Родился 5.7.1894 г., из крестьян Симбирской губ. В 1910 г. окончил Курмышское 4-классное училище, затем 2-летние педагогические курсы при нем со званием учителя народных училищ. Состоял учителем начальных училищ в Пильне, Спасском Казанской губ. В феврале 1915 г. призван в армию с зачислением в запасной батальон лейб-гвардии Семеновского полка. Оттуда командирован в Чугуевское военное училище (Харьковская губ.), приказом № 63 от 1.2.1917 зачислен юнкером рядового звания для прохождения 4-месячного курс а обучения, приказом по армии и флоту от 1.6.1917 произведен в прапорщики пехоты, после чего направлен в распоряжение начальника 3-й Сибирской стрелковой запасной бригады. Зачислен в списки 37-го Сибирского стрелкового запасного полка младшим офицером в 6-ю роту. Изирался товарищем председателя ротного комитета, членом Омского Совдепа. С 1.02.1918 командир 19-го Сибирского стр. зап. полка. Уволен от службы приказом войскам Омского ВО № 196. Участник выступления против советской власти в Курмыше, убит в столкновении с красноармейцами. Отец - Сергей Васильевич, мать - Евдокия Андреевна, брат - Сергей [5].


* Владимир Сергеевич Логинов погиб в перестрелке 2 сентября 1918 г.

Утром 3 сентября у Курмышской женской гимназии созвали общий сход. На нем был избран «Временный комитет спасения родины и революции». Появились воззвания к населению. По инициативе курмышанина Ивана Вечерина в Успенском соборе протоиерей Михаил Рождаев и духовенство совершили молебен в благодарность за избавление от большевиков. Повстанцы готовились к обороне. На высоком берегу Суры у Бочага, на базарной площади Курмыша, у высокого берега речки Курмышки, вырыли окопы. Автор пишет, что для связи в штаб Народной армии Комуча был послан член ополчения В.Ф. Жиганов [6].


* Иван Вечёрин с супругой и дочерью — будущей женой священномученика о. Михаила Воскресенского. В 1916 году Иван Данилович состоял делопроизводителем Курмышского отделения епархиального училищного совета.

Большинство источников называют лидером восстания Михаила Саверкина, завотделом призрения исполкома уездного совдепа, определяя его партийную принадлежность - эсер. Справка: Саверкин Михаил Петрович, в июне избран председателем отдела собеса Курмышского уисполкома, после восстания скрылся. В ЦАНО имеется следственное дело его брата, Александра Петровича Саверкина, уроженца Курмыша: «Родился в августе 1899 года, окончил высшее начальное училище и 5-й гимн. педагогический курс, до сентября 1918 года учился, потом служил в Народной армии Учредительного собрания и армии Колчака до 1 января 1920 года, красноармеец 1-й роты рабочего батальона при УПВОСО пятой армии (г. Иркутск). Арестован 21.12.1920. Состав семьи: мать Авд. Ив. Саверкина, 62 лет, сестра Ел. Петр. Саверкина, 19 лет, братья: Иван, 25 лет — г. Кострома, Красная Армия; Дмитрий, 31-32 л. — Курмыш, в сов. учреждениях; Михаил, 36-37 л. А.П. Саверкин признан виновным как участник восстания в сентябре 1918 г. в Курмыше, осужден 19.4.1921 Симбирским губревтрибуналом на 3 г. заключения, реабилитирован в 1992".

Вместе с тем, большинство свидетелей на процессе жителя Казачьей слободы С.В. Логинова, проходившем в Сергаче в 1924 г., уверяли, что организаторами восстания выступили местные демобилизованные офицеры, кадровые и военного времени. Один из них - прапорщик Евгений Норенберг.

Справка: Норенберг Евгений Владимирович, родился 11 ноября 1891 г. в Пензе, русский, православный, из дворян, сын уездного воинского начальника подполковника Владимира-Вильгельма Карловича Норенберга. Образование высшее. В Великую войну мобилизован, произведен в прапорщики, участвовал в боях на Юго-Западном фронте в составе 431 пехотного Тихвинского полка (108 п.д.), в 1917 г. получил чин подпоручика. После демобилизации приехал в Курмыш. Вошел в ядро повстанцев, после поражения бежал из Курмыша. В 1930-е гг. проживал в Ялте, работал инженером санатория ВЦСПС №2. Арестован 13.9.1935 Ялтинским райотделом НКВД СССР, приговорен Верховным Судом РСФСР по ст. 58-2 УК РСФСР к 10 годам лагерей. Реабилитирован 18.7.1995 г. Прокуратурой АРК Крым, ГУ СБУ в Крыму, дело № 021941 (из книги памяти "
Реабилитированные историей". Автономная Республика Крым. Кн. 4. Симферополь, 2008, с. 226).

По данным краеведа Данилова, в селения, включая отдаленные чувашские, были посланы агитаторы с целью привлечь крестьян на свою сторону. Житель села Акчикасы вспоминал: «Рано утром 2 сентября вдруг раздался колокольный звон. Звонили колокола Баймашкинской и Четайской церквей». Отряд повстанцев переправился через Суру и вошел в село Ильина Гора. В селе Красные Четаи также образовался "Комитет спасения родины и революции". У деревни Мочковасы собрались десятки жителей Атаевской волости, также с намерением идти в Курмыш, но после уговоров члена волисполкома вернулись домой. Советские активисты прятались в лесу. К тому времени десять волостей уезда, включая Стрелецкую, Казачью, Бортсурманскую, Деяновскую, Красночетайскую, Пандиковскую, Тархановскую и Атаевскую, были охвачены волнениями.

Местное начальство, пишет Данилов, покинуло город накануне, отправившись на 5-й уездный съезд крестьянских депутатов в Пильну. Председатель уисполкома Мартьянов и ряд других функционеров выехали в Курмыш, но, узнав о захвате города, вооружившись винтовками и пулеметом, повернули к Пильне, чтобы затем добираться до Ядрина (уездный город Казанской губернии на р. Суре, чуть выше Курмыша) и просить подмоги. Однако, едва добравшись до деревни Екатериновка, они были обнаружены местными крестьянами и погибли, видимо, в перестрелке. Из Ядрина 3 сентября советскими властями был послан небольшой отряд под начальством Вострикова, но его авангард был обстрелян повстанцами в Березовке и Ильиной Горе, и красноармейцы повернули назад.Тем временем в Алатыре, куда после падения Симбирска переехали губернские советские учреждения, и Арзамасе, где размещались штаб Восточного фронта и головная прифронтовая ЧК, стягивались силы для массированного наступления на Курмыш.

Из Ядрина 4 сентября в поход выступили два отряда. Первый во главе с В.И. Гариным, именуемый краеведом Даниловым «отрядом ВЧК», плыл на пароходе «Чайка» вверх по Суре. Второй двигался пешим строем по ее правому берегу. Штаб Восточного фронта выделил взвод артиллерии из состава 6-го латышского полка и отдельный отряд Саратовского полка, высадившийся на станции Княжиха. Из Алатыря двинулся коммунистический отряд Симбирской губчека под начальством Абрама Левина (первый председатель ГубЧК, в прошлом член Бунда, в 1930-е гг. комиссар ГБ 2 ранга, более известен под псевдонимом  Лев Бельский).

Кроме того, на Курмыш наступали отряды из Нижнего Новгорода, куда глава межуездной ЧК латыш Карл Грасис, координировавший всю карательную операцию, отчаянно телеграфировал, а также из Васильсурска и Чебоксар. Из Саранска снарядили отряды пехоты и конницы при одном орудии под начальством начштаба Мобилизационного отдела 1-й рекволюционной армии Восточного фронта Ибрагимова. Повстанцы были атакованы 5 сентября в пятом часу утра тремя красными отрядами. У Березовки произошел первый бой. К вечеру под натиском превосходящих сил противника защитники покинули Курмыш и рассеялись. «Отряд ВЧК во главе с Гариным восстановил в Курмыше советскую власть», - пишет Данилов [7].

Красный террор в уезде принял громадные масштабы. Еженедельник "Красный террор" №1 приводит два сообщения о событиях в Курмышском уезде. Первое рисует действия ЧК Восточного фронта в данном регионе, упоминая при этом и Курмыш: "Немедленно по всем уездам были брошены надежные кадры энергичных работников, которые, навербовав отряды на местах из местной городской и деревенской бедноты, быстро справились со своей задачей. Белые шайки были быстро беспощадно раздавлены в самое короткое время. Зачинщики-агитаторы расстреляны. Во время Курмышского и Ядринского восстания был расстрелян 81 человек".

Второе сообщение органа фронтовой ЧК посвящено курмышскому восстанию: "Курмыш cначала был подчинен непосредственно ЦФ (центральной фронтовой. - Авт.) комиссии. Комиссия (Курмышская чрезвычайная следственная. - Авт.) организована 5 сентября по приказанию Центральной Фронтовой Комиссии и состоит из 10 человек. При Комиссии имеется отряд в 80 человек с 3 пулеметами, что вызывается особой необходимостью положения уезда и отсутствия местного гарнизона. Работа комиссии проходит успешно. Работаем по вылавливанию офицеров, белых шаек, скрывшихся в лесах. 3 сентября еще до существования комиссии в Курмыше было большое восстание. Местные контрреволюционеры за отсутствием надзора сорганизовали банду в 500 человек и хорошо укрепились в городе Курмыше. Посланный отряд красноармейцев в 120 человек, в том числе 20 кавалеристов, после 16-часового горячего боя взял Курмыш. В бою пало с нашей стороны 6 человек и 2 лошади, со стороны противника 36 человек. Бегство белых было паническое, так что они даже не успели расстрелять приговоренных ими к смерти 35 арестованных советских работников, которые по вступлении наших в город были немедленно освобождены. В настоящее время гражданская власть восстановлена. В уезде образовываются комбеды, с которыми мы связываемся и которые нам очень помогают в ловле офицеров, кулаков и т.д. За время подавления восстания и существования комиссии расстреляно 109 человек явных белогвардейцев. Комиссия работает успешно. Председатель: Подпись".

Обе приведенные выше цифры, 81 и 109, отражают только два небольших сегмента красного террора, затопившего Курмышский уезд в сентябре. Первая итожит деятельность прифронтовой ЧК, вторая - уездной Курмышской. Вместе с тем мы знаем, что львиная лоля  расстрелов в Курмышском уезде производилась карательными отрядами, о которых сказано выше. А потом, когда каратели насытились местью и кровью, террор принял "правильный" характер в виде методичной деятельности Курмышской ЧСК, которую возглавил В.И. Гарин. В последующие месяцы ею было рассмотрено множество дел, вынесены десятки, если не сотни смертных приговоров. Некоторые из жертв включены в Книгу памяти Ульяновской области, одного расстрелянного Курмышской ЧСК удалось отыскать в Книге памяти Нижегородской области. Чувашский краевед данилов также называет имена двоих расстреляннх земляков. Это житель дер. Акчикасы И.П. Кириллов и житель дер. Янгильдино В.Г. Майоров.

Уже в середине сентября Курмыш гремел на всю Совдепию. «Правда» от 18 сентября 1918 г. в краткой заметке «Разстрелы участников возстания» известила, что "по постановлению Чрезвычайной комиссии на Чехословацком фронте разстреляно 658 человек — участников Курмышского белогвардейского восстания». То же сообщение напечатали «Известия», "Беднота", «Красная газета» и другие издания. Составы ЧК и Трибунала Восточного фронта автор обнаружил в одном из архивав, в приказе, отпечатанном в арзамасской типографии. Председатель ЧК — Лацис, секретарь —-А. Берзин, комендант — Спринд-Ниманд. Военный трибунал реввоенсовета фронта: председатель — Гессе, члены — Степанов, Лазарев, Сорин, члены следственной комиссии — Шурыгин, Норман, Рая.

Кто вошел в указанные "Еженедельником ВЧК" расстрельные партии в 81 и 109 человек, можно лишь предполагать. В Арзамасском архиве имеется документ — «Список лиц, принимавших горячее восстание в контрреволюционном мятеже в г. Курмыш». В списке 12 человек: Морозов Никита Матвеевич — бывший полковник; Бобоедов Н.В. — бывший помещик; Трифонов Иван Еремеевич — кулак; Кулькова Татьяна Андреевна — агитатор; Куликов П.П., Рубцов В.И., Толстов В.И., Языкова — помещица, Сальников Г.Н. (возможно, это ошибка и имеется в виду Салищев Н.Г. - Авт.), Самойлов Алексей Филиппович, Лисин Василий Семенович, Щербаков Ф.М. Возможно, это и была первая расстрельная партия. Массовым казням предшествовало создание в Курмыше временного революционного комитета в составе: Сериков — председатель, Григорьев, Коротков, Аксянов, от красной армии — Брамман и Гарин, уполномоченный от Чрезвычайной следственной комиссии — Брамман [9].

Кто эти люди, попавшие в руки победителей в момент их кровавого пира? Какие у них лица, характеры, таланты, мысли? Какие несбывшиеся мечты, чувства, тревоги кроются за короткими, словно выстрел браунинга, словами - "полковник", "кулак", "помещица"? Наставляя подчиненных, председатель ЧК Восточного фронта Мартын Лацис в своем еженедельнике "Красный террор" инструктировал: "Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом — смысл и сущность красного террора". Под буржуазией понимались бывшее дворянство, интеллигенция, офицерство, служащие государственного апарата, православнове духовенство, зажиточное крестьянство,  проще говоря, - культурный и наиболее трудоспособный слой нации.

Возможно "арзамасский список" - это первые попавшиеся под руку курмышане, без разбору зачисленные в контрреволюционеры в силу "происхождения и профессии". Вполне вероятно, что все они или большая часть стали первыми жертвами расстрелов. По некоторым данным, избежал скорого суда ащерихинский помещик Н.В. Бобоедов, который, согласно семейным преданиям, умер в 1923 г. в Курмыше [14], однако факт требует проверки, ибо фамилия Бобоедов у дворянства Курмышского и Сергачского уездов в то время была очень распространенной .

Справка. Бобоедов Николай Владимирович (? - ?), потомственный дворянин Нижегородской губернии. В 1864 г. окончил Никлаевское кавалерийское училище в Сант-Петербурге, выпущен корнетом в лейб-гвардии Гусарский полк. На 1865 г. в том же чине и полку. К 1869 г. вышел в оставку и поселился в родовом имении при селе Ащериха (ныне Пильнинский район). В 1900-е гг. состоял управляющим 3-м, затем 21-м Курмышским имением удельного ведомства. В 1914 г. гласный Сергачского уездного земского собрания.

В курмышский мартиролог попали также Павел Александрович Шипилов, сын деяновского помещика А.П. Шипилова, и земский врач Николай Гаврилович Салищев, снискавший огромное уважение местного населения и расстрелянный в 1918 году по подозрению в оказании помощи повстанцам. Данные сообщила москвичка Елена Аникина, исследующая вопрос в рамках составления своей родословной.


* Интеллигенция Курмышского уезда: помещики Шипиловы, Зыбины, Хвощинские.

В количественном отношении более других пострадало крестьянство. Татьяна Грачева предоставила автору вырезку из газеты «Знамя революции», органа Казанского губкома РКП(б), где в номере от 19 сентября напечатан поименный список из 63 «контрреволюционеров», расстрелянных 6 и 8 сентября в трех селах уезда - Бортсурманы, Деяново и Мальцево. Почти все жертвы массовой казни - местные хлебопашцы.

В опубликованных казанской газетой списках фигурируют два сельских батюшки. В Бортсурманах каратели во главе с председателем Симбирской ЧК Абрамом Левиным казнили настоятеля Успенской церкви протоиерея Михаила Воскресенского. Газета сообщила, что в последнюю минуту батюшка «не расставался с книжкой дома Романовых». Участь священника разделил чтец храма Евлампий Николаев. В соседнем Деянове был расстрелян местный священник Стефан Немков. [10].

                                                                                                   

* Казанская газета "Знамя революции", печатавшая поименные списки расстрелянных в Бортсурманах, Деянове и Мальцеве

Среди жертв бортсурманского расстрела оказался и герой Первой мировой войны Тимофей Федотович Быстров. Сведения о нем по крупицам собрала краевед из Пильны Елена Адушева, отыскавшая внуков Георгиевского кавалера - жителя деревни Ягодное Александра Иванович Кондратьева и жительницу Пильны Валентину Ивановну Есянину. С их слов и составлена биография Тимофея Федотовича. Родился, предположительно в 1880-е гг. в селе Бортсурманы. Участник войны с Японией. В Великую войну 1914 г. воевал в звании подпрапорщика в составе 6-го эскадрона 15-го уланского Татарского полка. Есть данные о награждении его Георгиевскими крестами 4 и 3 степени, однако на фото его грудь украшают три Креста и три медали: Георгиевская, "За усердие" на Станиславской ленте и в память "300-летия Дома Романовых".


 

У Тимофея Быстрова было четверо детей: Вера, Надежда, Александра и Иван. С войны он вернулся в роковой день 8 сентября 1918 г., тогда же был арестован и расстрелян как "кулак, агитатор, белогвардеец и бывший зауряд-прапорщик".

В Книге памяти Ульяновской области есть справка на Федора Куделенского: 1891 г.р., уроженец и житель Курмыша, в войну - правопрщик, арестован 25.11.1918, содержался под стражей. Реабилитирован в 1998. По свидетельству родственников Латышевых, проживающих в Н. Новгороде, он был расстрелян сразу после занятия Курмыша красными отрядами. Однако и этот факт требует проверки. В семейном архиве сохранилось фото Федора Александровича.



Общее число жертв террора, продолжавшегося до конца 1918 года, составило около 1000 человек [11]. Уездная чрезвычайная следственная комиссия в составе: Гарин — председатель, Зиновьев — заместитель, Серебряков — секретарь, Богданов и др. трудилась не покладая рук. Аресты, как было принято, шли по классовму признаку, по доносам. Кого-то после краткого дознания вели на смерть (курмышане говорили — «на песок»), других — в концлагерь. Или, после продолжительной отсидки в застенке ЧК, - на фронт, как поступили, например, с молодыми дворянами Марсальским, Пазухиным, Пантусовым.

Эхо курмышских убийств дошло до 1937 года, когда чекисты, вооружившись оперативным приказом наркома НКВД Ежова от 30.7.1937 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов", вернулись к спискам «участников курмышского белогвардейского восстания», начав новые расстрелы и посадки.

По разному сложились судьбы карателей. Наибольшую известность приобрел командир отряда, а затем глава Курмышской ЧСК Гарин (в литературе пишется как «В.И. Гарин», возможно, Владимир Иванович. О нем как главном палаче Курмыша пишут все, обращавшиеся к теме. Еще в 1980-е годы иеромонах Дамаскин (Орловский) изучал обстоятельства курмышской трегедии, работая над книгой о новомучениках и исповедниках российских XX века [13]. Автору статьи архимандрит Дамаскин, ныне клирик одного из московских храмов, сообщил, со ссылкой на свидетельство местных жителей, что Гарин был расстрелян, предположительно, в феврале 1919 года, по обвинению в злоупотреблениях по должности, о чем якобы сообщила газета «Беднота». В архивном документе госархива Чувашской Республики есть свидетельство о том, что, по циркулировавшим тогда слухам, Гарин был арестован, следуя из Курмыша в Симбирск с подводой, груженной награбленными ценностями, и будто бы расстрелян «в Сергаче или Симбирске».

Та же участь постигла других палачей Курмышского края. Председатель прифронтовой ЧК в Козьмодемьянском и Курмышском уездах Карл Грасис расстрелян в 1937 году. Маньяк и глашатай красного террора Мартын Лацис расстрелян в 1938 году. Начальники карательных отрядов ЧК расстреляны органами НКВД: Абрам Левин (псевдоним Лев Бельский) - в 1941 г., Михаил Ямницкий - в 1939 г., Бобкевич (Бабкевич), по некторым данным, также не пережил сталинских чисток. Участником подавления Курмышского мятежа был лидер сергачских большевиков Михаил Санаев, в 1937 году он состоял зампредседателя Главсуда в Крыму, расстрелян в 1938-м.

В 1937 г. многие жители Курмышского района были репрессированы по обвинениям в участии в восстании 1918 г.

Источники

1) Гражданская война и иностранная интервенция в СССР. Энциклопедия. М., 1987; 2) Российский государственный военный архив. Ф. 11. Опись 8. Д. 239. Отчет Мобилизационного отдела 1 Революционной армии Восточного фронта о деятельности и проведении мобилизации людей и лошадей в Симбирской губернии, о формировании и пополнении войсковых частей, учреждений и заведений 1 Армии за время с 15.08.1918 по 1.05.1919 г. Л. 16; 3) Данилов Ю.Я. Красночетайский край. Чебоксары, 2006; 4) С.А. Кузнецов. Курмыш. История села с древнейших времен и до наших дней. Н. Нов., 2002; 5) Центральный архив Нижегородской области. Ф. 1290. Оп. 12. Д. 6. Л. 46. 6) Данилов Ю.Я., указ. соч., стр. 101. 7) Центральный архив Нижегородской области. Ф. 1678. Оп. 11. Д. 4. Обзор контрреволюционных выступлений; 8) «Правда», 1918, 18 сентября; 9) Гос. архив Нижегородской области № 2 (г. Арзамас). Ф. Р-2345. Оп. 1. Д. 1-4; 10) "Знамя революции" (Казань), 19.09.1918; 11) Российский государственный военный архив. Ф. 11. Оп. 8. Д. 239. Л. 16; 12) ЦАНО. Ф. 2209. Оп. 3. Д. 7097; 13) Иеромонах Дамаскин (Орловский). Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви XX столетия. Книга 1. Тверь, 1992; 14. Воспоминания Е.А. Левашовой (архив Е. Аникиной).

Tags: Великая русская смута, Гражданская война, Курмышский мятеж 1918 г., Курмышское белогвардейские восстание, Логинов Сергей Васильевич, Марсальский, Председатель Симбирской ЧК Левин, Смута 1917 г., Шипилов, Шипилов Павел Александрович, помещики Пантусов, председатель Курмышской ЧСК Гарин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments